Александр Лонс (Alex Lons) (alex_lons) wrote,
Александр Лонс (Alex Lons)
alex_lons

Графоманский рассказ на заданную тему



Она пришла утром, в самом начале рабочего дня и уселась прямо ко мне на стол, положив ногу на ногу — правую поверх левой. Из наушников ее плеера доносилось рычание Розенбаума, а в руке она вертела маленькую серебристую флешку.
— Слушай, распознай мне, пожалуйста, этот скан. Исправления надо внести… Когда Файнридер мне поставишь? Чего такой кислый? — вдруг спросила она, подергиваясь всем телом в ритм песни.
— Стабильности нет, — банально ответил я, разглядывая обтянутые колготами круглые коленки. — Какая-то дрянь везде происходит. Вот сегодня, по дороге на работу. Шел себе, никого не трогал, вдруг остановила некая легко запоминающаяся девушка с просьбой объяснить путь к площади Иосипа Броз Тито. Качественный синяк под глазом выглядел наиболее приметной частью лица незнакомки. Она, правда, сказала — «Иосифа», но — неважно. Некоторое время пришлось соображать, где собственно оно у нас вообще. Вспомнил, что таковой площадью именуется перекресток Нахимовского проспекта и Профсоюзной улицы. Объяснил, понадеявшись, что отстанет. Но не тут-то было! Барышня принялась допытываться, как доехать поверху, минуя метро. На моё недоумение последовало разъяснение, что в метро душно, «плохая энергетика», много людей, «на голову давит», организм отравляет. В принципе, в ее рассуждениях доля истины была. Не секрет, что метро плохо проветривается, создавая условия для накопления тонкой пыли в подземном воздухе. Где-то я уже читал, что воздух этот наполнен мелкими металлическими частицами, представляющими особый вред для здоровья людей. Крупные частицы фильтруются носом и трахеей, а мелкие проникают через легкие в кровь, а затем их путешествие продолжается по всему организму, повреждая печень, почки, нервную и сердечно-сосудистую системы. Инфекции опять же от выдыханий пассажиров…
— Ты только не занудствуй ради бога. Так дальше-то что? — поторопила она меня, переменив положение ног. Похоже, ее терпение было на исходе. — Хочешь, герань тебе подарю для оздоровления воздуха?
— У меня от нее аллергия. А что дальше… Дабы отвязаться от приставучки, вызвался проводить ее до места, получил ожидаемый отказ и направился своим путем… Чего ей от меня надо? Не знаю. А потом почему-то вдруг вспомнился один давно забытый эпизод.
— Какой? — перебила она, без спроса залезая в тумбочку моего стола. Там пряталась бутылка ситро как раз для таких вот случаев.
— А вот такой. Давным-давно, когда компьютеры были большими, программы маленькими, а Интернета вовсе не существовало, психотерапевты прописывали от застенчивости следующее лечение. Пациенту надлежало поговорить с незнакомцем — задать вопрос. Например, узнать дорогу у случайного встречного или попросить каких-либо объяснений. Первый день — один незнакомец, потом — два, и так до десяти. Далее шли разные другие усложнения и тренинги, коих уже не припомню. Не суть. Подобным методом врачевали еще и косноязычие, легкое заикание, отучали от привычки прятать взгляд и грызть ногти... Именно таким образом пытался избавиться от заикания сопряженного со значительной застенчивостью герой одного рассказа прочитанного мною чуть ли не в детстве. Главный герой, по настоянию своего психотерапевта, должен был заговорить с незнакомыми людьми. Первый незнакомец его опередил, и, заикаясь, что-то спросил, но выглядел он как зверского облика качок-переросток. Герой рассказа убоялся отвечать заиканием на заикание, притворившись глухонемым. Вдруг решит, что он его передразнивает и набьет морду? А вот второй (или третий, не помню уже) собеседник оказался бежавшим из сумасшедшего дома маньяком, практиковавшим человеческие жертвоприношения.
— И что маньяк? — спросила она, наполняя стакан лимонадом. — Тебе налить?
— Не надо, не хочу. Ничего маньяк. Не знаю. Рассказ так и не дочитал, а названия и автора не запомнил. Ни одной точной цитаты привести не могу. Даже в Интернете не найти.
— Похоже на Карела Чапека… впрочем, не вполне уверена. А как история-то закончилась?
— Не знаю! Дело было в детском лагере. Мне тогда стукнуло лет пятнадцать, рассказ входил в какой-то сборник, только его начал, и, не дочитав, дал одной девушке. Понятно, да?
— Что девушка?
— Зачитала естественно. Больше этой книжки уже не видел…
— Вот зачем ты мне это всё рассказал?
— А что?
— То! Сволочь ты! Я же теперь работать не смогу, весь день этот рассказ вспоминать и разыскивать буду, вместо того, чтобы делом заниматься.
— Значит — время есть. А мне такой возможности никто не предоставит. Ладно, давай сюда твою флешку, посмотрю, что там можно сделать… Хорошо хоть отсканировано?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments